Когда мы изучаем ипповенцию, то обычно прежде всего обращаемся к науке (психологии и зоопсихологии, биологии) и духовным практикам. Но недавно в разговоре про ипповенцию один коллега-филолог (совершенно далекий от конного мира) вдруг сказал мне: «Так это же четвертая часть из «Путешествий Гулливера».  «Точно!» — подумала я и отправилась перечитывать классику.Читать далее